Владимир Мелихов - «Гармонных плотников» много, а мастер один

«Гармонных плотников» много, а мастер один

Однажды липчанина Владимира Мелихова за компанию с фольклорным ансамблем «Воскресение» пригласили в Калининград на международный фестиваль народных коллективов. Вечером участники из разных стран собрались вместе пообщаться в неформальной обстановке. Наш земляк скромно стоял в стороне со своим «экспонатом» — елецкой рояльной гармошкой. А потом решился — эх, была не была! И заиграл матаню. Игра на диковинном для многих инструменте привлекла всеобщее внимание — и вскоре вокруг нашего земляка собралась целая толпа.

Гармошка издавна заводила и объединяла людей. В селах до сих пор бытует понятие «сыграть свадьбу».

Но удивили участников фестиваля больше не внешний вид «роялки» и не игра на ней, а то, что сделана она полностью вручную. Владимир Алексеевич называет себя единственным мастером и не признает «гармонных плотников», которые делают самостоятельно, к примеру, лишь корпуса или собирают инструмент уже из готовых деталей.

— Вот дам я доски и металл, и если человек изготовит мне рояльную гармонь да настроит ее, тогда скажу: мастер! — такова позиция Мелихова.

Из села за границу

В юности Мелихов с товарищами по общежитию решил научиться играть на гитаре. Отправились в ближайший ДК записываться, но мест не оказалось, и парням порекомендовали народные танцы. Нехотя ребята согласились — нужно же чем-то заниматься в свободное время, да так и остались. Увлечение пригодилось им в армии: все годы службы в Архангельске они были участниками военного ансамбля песни и пляски гарнизонного Дома офицеров.

Вместе с липецким ансамблем «Трудовые резервы» (позже переименованным в «Калинку») Владимир Мелихов выступал на самых разных сценах. Талантливый сельский парень побывал на гастролях в Турции, Польше, Греции, ФРГ, на Мальте и Кипре, был участником Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве и Дня ВМФ в Севастополе. Пропагандировал родную культуру языком танца.

Рождение Инструмента

С гармонью, без которой еще несколько десятков лет назад было невозможно представить жизнь на селе, Владимир был знаком с детства. Отец поигрывал, да и от дяди досталась старая «роялка». Но по-настоящему он влюбился в инструмент, когда в клуб завода баянист-аккомпаниатор привез свою, зыбинскую, гармонь.

— Взял в руки — словно сама играет! — вспоминает Владимир Алексеевич. — Вот что значит — мастерски сделана! Душа моя загорелась — теперь за другой инструмент и браться не хотелось. А как купить? При зарплате сварщика в 160-180 рублей приобрести гармонь за 700-800 — слишком накладно. И я решил изготовить ее сам.

Какова же была радость, когда Мелихов узнал, что мастер — Александр Семенович Зыбин — жив. В ближайшие же выходные молодой человек отправился в Елец. Встретили его, правда, без энтузиазма — столько таких же приезжало. Зыбин все пытался побеседовать с гостем «за жизнь», не обращая внимания на его попытки перевести разговор на «рояльную» тему. По крупицам выуживал Мелихов эту информацию и в следующую субботу вновь был у Зыбина. И так учился почти два года.

И вот однажды мастер молча встал, достал инструменты и планку (это основа, от которой в итоге и зависит, как будет звучать гармонь). Без всяких комментариев сделал ее и предложил ученику повторить, а сам отправился спать. А когда вернулся, даже не поверил, что у Мелихова это первый опыт работы с планкой. Холодность в отношениях пропала, и с тех пор до конца своей жизни Александр Семенович уже с радостью делился секретами своего мастерства.

В Тулу за напильником

Первую свою гармонь Мелихов изготовил в 1991 году. Прежние творческие увлечения позволили сразу смело взяться за дело — раньше занимался и резьбой по дереву, и чеканкой. Эти работы и сейчас украшают родительский дом в селе Грязное Липецкого района. На изготовление «роялки» и поиск материалов ушло около шести месяцев.

— Я сразу пошел по правильному пути, к которому рано или поздно приходит каждый мастер, — купил хорошие инструменты, — говорит Владимир Алексеевич.

За специальным напильником, сделанным вручную, к примеру, в Тулу ездил. Побывал и на знаменитом заводе «Мелодия», где ему показали оборудование, без которого сложно сделать качественную вещь. Там же липчанину дали адреса, где можно приобрести лучший инструмент в стране.

Со скрупулезностью подошел мастер и к подготовке материалов. Только при изготовлении одной гармошки использовались карельская береза, бук, груша, орех. Красное дерево Мелихов нашел у знакомого: оказалось, это остатки екатерининского рояля, которые тот приспособил под полки. Купил пару таких досок, да еще клавиши, из слоновой кости между прочим. Так что гармошка получилась вдвойне «рояльной».

Сохранить традицию

Сейчас в доме мастера только рояльных гармошек девять. А еще заготовки, части от старых сломанных — у каждой есть шанс на вторую жизнь.

На планке только что рожденного музыкального инструмента Мелихов ставит метку со своими инициалами, чтобы знали руку мастера. Многое он перенял у Зыбина, и тот был доволен, что ученик его обогнал в части изготовления корпуса: раньше труднее было достать инструменты, и выбор материалов был не так велик.

И свои профессиональные секреты у Мелихова имеются. Один из них — уникальная лакировка «роялки». Процесс трудоемкий: много слоев и особая шлифовка, но результат того стоит. Мастер уверен: выполненная с любовью гармошка и играет иначе. На вопрос, так чем же отличается «роялка» от обычной «хромки», он берет по очереди обе и играет, предлагая сравнить.

— Небо и земля! — уверен он. — Как заиграешь в компании, мало кто равнодушным остается, — и сегодня заводить умеет «роялочка». В селах среди старшего поколения она по-прежнему востребована, и редкие выходные я остаюсь дома. Люблю гармошку за мощь, за звук, за задор и за то, что меня, обычного сварщика без музыкального образования, она в люди вывела.

Грустит Мелихов о том, что с его поколением уйдет и традиция игры на елецких рояльных гармошках. Не модно, не интересно молодежи, а еще и затратно. Хороший инструмент и стоит недешево. На баяне за два года можно сносно научиться играть, а на то, чтобы в совершенстве освоить «роялку», надо минимум лет десять. Сам мастер, даже имея за плечами многолетний опыт, непрестанно отрабатывает технику, даже в автобусе пальцы тренирует, а уж перед выступлением несколько дней репетирует. Такое по силам не каждому.

— Если мы не хотим растерять традицию игры и сам уникальный инструмент, нужно принимать меры уже сейчас, — уверен Мелихов. — И не просто открывать больше таких отделений в музыкальных школах, а еще поддерживать материально. К примеру, на первых порах от государства дарить тем, кто освоит елецкую рояльную, хотя бы автомобиль!

И это все о ней

  • Елецкая рояльная гармонь появилась в 50-е годы девятнадцатого века. Есть версия, что некий крестьянин Ильин усовершенствовал привезенную из Тулы гармошку, затем несколько ельчан последовали его примеру. Улучшали инструмент неоднократно, делая его более удобным. В отличие от других видов, на елецкой гармошке можно играть двумя руками.
  • Ее считают предком современного аккордеона.
  • Каждый инструмент — результат ручного труда мастера. Нет ни одной «роялки» фабричного производства.
  • Изготовление и традиции игры на елецкой рояльной гармони включены в каталог нематериального культурного наследия нашей страны.
  • Рояльная гармонь от мастера Мелихова стоит от 50 тысяч рублей.

 

Источник


Log in to comment